ПРОДУКТ (alexzhuc) wrote,
ПРОДУКТ
alexzhuc

Category:

Вшивая горка

В конце XVIII века на официальном плане Москвы такого названия не было, но в народе Вшивой горкой называли холм в Заяузье, возле Яузского моста. В середине XIX века на планах появились Вшивогорская улица и Вшивогорский переулок (тут надо вспомнить, что названия улиц в Москве записывались геодезистами от местных жителей), которые на других планах назывались Прохоровской улицей и Курносовым переулком; в конце XIX века Вшивой горкой стали называть Верхнюю Николо-Болвановскую улицу, до того называвшуюся Яузской. И хотя в начале XX века улицу переименовали в Гончарную, затем в Таганскую, а в 1922 году в Интернациональную в честь 1-го Интернационала, еще до сих пор ее иногда называют Вшивой горкой. И.К. Кондратьев в книге "Седая старина Москвы" пишет: "Скажем несколько слов о Швивой, а по-простонародному Вшивой, горке", - и далее приводит, по его мнению, "неосновательный" рассказ о происхождении простонародного названия. Действие этого рассказа относится к концу 1 тысячелетия, когда по Яузе и Москве-реке, тогда полноводным, проходил древний торговый путь, и тогдашние "бурлаки раскладывали здесь костры, варили себе пищу и, межу прочим, обсушивались и истребляли известных неприятных насекомых". В другой легенде говорится, что в прежние времена наверху горы брадобреи стригли и брили москвичей, а по горе вниз катились кудри вместе с насекомыми. Поэтому и назвали горку Вшивой. Легенда эта имела большое распространение. Ее повторяли публицисты и писатели, не подвергая ни исторической, ни просто здравой критике. М.И. Пыляев приводит ее в "Старой Москве". Источником этой легенды стало "Описание путешествия в Московию..." Адама Олеария, посетившего Москву в составе голштинского посольства в первой половине XVII века. "Далее направо, - пишет Олеарий, - когда пойдешь от Посольского двора в Кремль, есть особая площадка, на которой русские во время хорошей погоды сидят под открытым небом, бреются и стригутся. Рынок этот называется у них Вшивый: до такой степени устлан слоем волос, что ходишь по нему, точно по подушке" . Однако уже в конце XIX века название горы Вшивой начало вызывать сомнение в его подлинности, высказывалось мнение, что оно искажено, что горку надо называть Швивая, поскольку тут были швальни - мастерские по пошиву одежды. В 1920 году академик А.И. Соболевский предложил называть горку Ушивая, потому что она якобы была покрыта колючей травой ушем (ушь /древнерусское/ - растение рода лютиковых, которое во время голода употребляли в пищу; запись о том, что люди ели ушь, имеется в летописи о голоде 1128 года в Новгороде). Но история этой местности - древнейшей в Москве - и ее заселения известна; не могла она быть местом сбора травы, потому что тесно, двор ко двору, была с XII века заселена ремесленниками; и не портные, а гончары заселяли эту гору. Под названием Вшивая" горка попала в старинные путеводители, определяющие ее точное местонахождение. В путеводителе 1782 года о ней говорится: "Едучи по Яузской улице прямо чрез Яузской мост, от оного идет гора, называется Вшивая горка". Сейчас мы определили бы Вшивую горку как склон Таганского холма в сторону Яузы. Путеводитель по Москве 1833 года издания, перечисляя самые красивые виды Москвы, пишет: "Вы, почтенный читатель, конечно, не откажетесь остановиться и полюбоваться прелестным видом - Вшивой горки и устья крутоберегой Яузы; точно, сей вид прекрасен: это смесь столичного великолепия с милой простотою природы".









Горка может быть сколь угодно вшивой, швивой, кособокой и какой угодно, но для меня она всегда будет самой любимой и родной - не так давно на улице Володарского (как ее не называть - по детским воспоминанием она навеки останется Володаркой...) появился я на свет и провел в тех местах, пожалуй, самые запоминающиеся годы жизни)))





Родился я в доме 12 (ныне дом 12 строение 6), бывшем флигеле городской усадьбы. В этом доме родилась моя мама, мои деды, двое из них пропали без вести в 41 году, защищая Москву...



Квартира наша располагалась на втором этаже и имела восемь окон. Около нынешнего забора, во дворе, росла береза, спасавшая в летний зной и всегда дарующая уют и прохладу жарким летом бабушкиной комнате. Из ее окна можно было увидеть знаменитую "высотку" на Котельнической набережной ( не вид из окна, но как-то так)



Окна комнаты деда



выходили на существующую и поныне санэпидемстанцию, имеющую сегодня некое забубенное название.





Если постараться, то можно было  "заглянуть" в Рюмин переулок.



и углядеть знаменитые "металлические деревья"



которые чем-то не потрафили нынешним владельцам здания...



Флигель наш относился к усадьбе, известной ныне как "дом Тутолмина". "История дома № 12 по Гончарной улице прослеживается с начала XVIII века. Здесь, на высоком холме над слиянием рек Москвы и Яузы, еще во времена Петра построил каменный дворец Александр Строганов, получивший вместе с братьями титул барона..."(Архекторы М.Ф.Казаков и В.И.Баженов ??). "...Нельзя не удивляться, как великолепно живет молодой барон Строганов, отец которого был не более как богатый крестьянин; он не только, по здешнему обычаю, всегда имеет роскошный стол, хорошо одевается и щеголяет экипажами, но и держит собственную труппу музыкантов... Дом его один из лучших в Москве как по красоте, так и по местоположению. Перед ним протекают две реки, именно Москва и Яуза". Потом палаты перешли от Александра Строганова к его дочери княгине В. А. Шаховской. Во второй половине XVIII века они были разобраны, и, как предполагают историки, в начале 1770-х годов один из самых богатых московских купцов В. В. Суровщиков возвел на этом месте строгое трехэтажное строение с полукруглым, ограниченным крыльями флигелей двором. Наверху был поставлен бельведер, откуда открывался вид на Москву. В начале XIX века дом принадлежал генерал-аншефу Т. И. Тутолмину, который в 1806- 1809 годах был московским главнокомандующим. Генерал-аншеф также занимался перестройкой дома, и современники утверждали, что строительство одной парадной лестницы обошлось ему в 150 тыс. рублей. В 1812 году дом сгорел и долго стоял неотделанным, до тех пор, пока его владельцем не стал один из текстильных московских магнатов Тимофей Васильевич Прохоров. Он решил открыть в нем нечто невиданное до той поры в Москве - фабрику-школу. В 1846 фабрика Прохорова выпускала ситца на 155 тыс. рублей. Однако фабричное производство существовало надолго - до 1850 года. После этого дом стал обычным доходным, сдававшимся под квартиры и различные учреждения. Так в начале XX века в нем находилась известная в Москве частная женская гимназия Е. Е. Констан. В 1903-1904 годах архитектор В. В. Шервуд по заказу тогдашней владелицы дома надстраивает два этажа, ломает крылья флигелей и делает пристройки. В конце 1930-х годов бывший дворец был вновь значительно перестроен, потеряв остатки былого великолепия.




Жилым дом был и в мое время. В конце XX века здание было "отреставрировано" под руководством архитекторов Т. Л. Энговатовой и А. Б. Пушниной. Бывший дворец Тутолмина был надстроен двумя этажами в духе архитектуры пятиэтажек конца 70-х и в результате сегодня представляет собой строение во вкусе советской партийно-административной элиты. Чтобы в этом сооружении можно было хоть как-то угадать черты бывшего имения, трехэтажный фасад, украшенный классическим фронтоном и колоннами, выкрашен в желтый цвет.




Некогда двор представлял собой почти рощу, а сегодня все деревья вырублены, посажены лишь чахлые кустики, которые никогда не вырастут до былого великолепия. Да и во двор простому смертному вход заказан, видимо для того,чтобы скрыть все перестройки окружающих его старых зданий...



Строительный зуд довольно сильно затронул горку, особенно за последние двадцать лет. Но кое-что пока еще сохранилось почти нетронутым.





А этот дом в детстве всегда пугал меня своим видом, хотя, казалось бы, что в нем страшного?





Прогуляемся по Володарке, пардон, Гончарной улице.





Рядом с домом моего детства до сих пор стоит на диво, не тронутая современными строителями, городская усадьба 19 века (М.П. Клаповской), пока еще памятник архитектуры.







В советские времена это был дом научного (!) атеизма, сейчас, нагло приляпав свою вывеску поверх старой, в усадьбе расположился не много, ни мало



как мне кажется, не только духа, но и даже самого маленького запаха не имеется.. Приглашаю проследовать далее в сторону Таганской площади.


Н
азвание этой местности произошло от "тагана" - металлического треножника для походной кухни, которые изготовляли здесь, в одноименной дворцовой ремесленной слободе (по другой версии "таган" - сковорода для печения блинов).  На этих местах раньше перед привезёнными из Орды войлочными изображениями ханов — «болванов» — московские князья давали им присягу перед татарскими послами. Здесь заканчивалась дорога в Москву — из Рязани и Орды. Именно здесь останавливались восточные купцы, выплачивавшие таможенные и другие пошлины. Подтверждением этого является то, что Летописью ещё 1380 годом упоминается проходившая здесь «Болвановская дорога». От Таганской площади в XVII веке шли дороги к Симонову и Новоспасскому монастырям, к Алексеевской, Семёновской, Воронцовской и дворцовой Каменщиковой слободам. На их месте и возникли улицы: Большая Алексеевская, Семёновская (ныне Таганская), Воронцовская, Большие Каменщики.

На месте сараюшек-гаражей, около которых я стою на предыдущем фото, во времена правления Лужкова влеплен очередной шедевр зодчества.





Напротив него через перекресток стоит здание бывшего проектного института средмаша, приходящее потихоничку в упадок. Во время войны в нем располагался госпиталь.



"На Руси святые Косьма и Дамиан почему-то считались еще покровителями... кузнецов и самого кузнечного дела, а также всех ремесел, связанных с металлом - котельников, серебряников, болванщиков, таганцев...Таким "металлическим" районом старой Москвы была Таганка. Здесь жили "болванщики", делавшие железные болванки, и кузнецы, и котельники дворцовой Котельной слободы, изготовлявшие котлы для варки пищи, и совсем рядом - серебряники - мастера Серебряного монетного двора, чеканившие деньги. На Гончарной улице, рядом стояли сразу два слободских Космодамиановских храма. Их так и называли "Старый" и "Новый" - видимо, по времени появления. Согласно легенде, эти церкви построили два богатых брата. Поссорившись, они разошлись, и один решил выстроить на этой улице, где уже стоял Космодамиановский храм, новую, свою собственную церковь, которая и стала называться "Новой". И освящена она была уже не в честь святых врачей, а честь других Косьмы и Дамиана, христианских мучеников, погибших за веру в Риме. Первая ("старая") церковь свв. Косьмы и Дамиана появилась здесь, на Швивой горке, еще в XV веке, когда тут стоял Заяузский Космодамиановский монастырь, "что на Вражке" - небольшой овражек проходил с южной стороны церкви, которая, видимо, поначалу была соборным храмом древней обители. Этот монастырь вместе с Заяузской слободой завещал в своей духовной грамоте жене и детям князь Иван Патрикеев в 1498 году. Кстати, эти места в Москве были древнейшими и в преданиях восходят еще ко временам внука библейского Ноя, царя Мосоха, легендарного основателя Москвы: были у него жена по имени Ква, сын Я и дочь Вуза. Так и появилась Москва на реке Яузе, названные по их именам. Самостоятельная приходская церковь свв. Косьмы и Дамиана появилась здесь примерно в конце XVI века, возможно, после упразднения монастыря. Она точно известна с 1657 года, когда в ней устроили придел св. митрополита Филиппа. После очередного пожара в 1773 году церковь была восстановлена тщанием богатого прихожанина, фабриканта Луки Девятова. Угловой с Гончарной улицей 3-й Котельнический переулок, выходящий к Москве-реке, тогда назывался Старокосмодамиановским. А соседний 2-й Котельнический переулок до революции именовался Новокосмодамиановским - соответственно по храму "Нового". Этот храм также появился здесь до Романовых, но, скорее всего, просто был основан позже, чем древняя монастырская церковь. В 1933 году его сломали и руины встроили в обычное городское сооружение, превратив старинную церковь... в шестиэтажный дом. На него можно "полюбоваться", гуляя по Гончарной улице, которая с 1919 года и до недавнего времени носила имя большевика Володарского". Две фотографии, сделанные с разницей более, чем сто лет - храм и институт...





"Старый" храм Косьмы и Дамиана, немного переживший "Нового", был полностью снесен в 1936 году. Теперь на его месте - солидный "генеральский" дом, почему-то в последнее время часто "снимающийся" в кино. В принципе, неудивительно - его построил гениальный Л.В.Руднев, архитектор главного здания МГУ на Воробьевых горах.







Где-то далеко от Москвы есть стена плача, а на Гончарной улице возле места, где стоял храм Косьмы и Домиана (новый), есть стена кондиционеров...




Оглянувшись,



продолжим путь к дому, в который шастал инженер Телегин (аки Ю. Соломин) в фильме "Хождение по мукам" к своей полюбовнице Кате (или Даше, вечно я их путаю).



Вообще, улица Володарского (еще не Гончарная) имеет богатую кинематографическую историю.
Помню, как мне нарушали тихий час "сымщики", затаскивая в бабушкину комнату прожектор, гремя под окном при раскладывании резиновой булыжной мостовой и крича чуть позже "Чайковский! Трость в другую руку и иди помедленней!". А по улице нескончаемой вереницей тянулись пролетки, подводы, иногда кареты, делая круг от пятого Котельнического до Рюмина.. На колокольне храма Успения стоял пулемет, накрывая "холостыми" отряды Красной гвардии..





Первые упоминания о деревянном Успенском храме, построенном в слободе гончаров, относятся к началу XVII века. В это время Заяузье было ограничено с востока Земляным Валом, с единственными воротами на Таганской площади, а плотность населения района становится одной из самых высоких в Москве. Здесь очень компактно были расположены различные дворцовые ремесленные слободы, практически у каждой из них имелся свой храм. Именно по этой причине буквально напротив Успенского храма стоит Никольский, первые упоминания о котором относятся к 1632 году. В 1654 году местные гончары построили себе новый каменный однопрестольный Успенский храм. В 1702 году успенский придел был перестроен, на месте разобранного притвора была построена трапезная с приделом Тихона, епископа Амафунтского. Между 1764—1774 годами была построена трёхъярусная колокольня в стиле послепетровского барокко. Успенская церковь получилась небольшой и уютной. В её оформлении принимал участие известный изразцовых дел мастер Степан Полубес. В конце XVII века он жил в Гончарной слободе, неподалёку от храма. Здесь была расположена его мастерская, в которой он изготовлял изразцовые фризы и панно. Главной святыней Успенского храма является чудотворная икона Божией Матери «Троеручица». Икона получила своё название в память исцеления Пресвятой Богородицей отсеченной руки святого Иоанна Дамаскина. В России эта икона почитается с давних времён, здесь пребывает немало списков с первоявленного образа, некоторые из которых также считаются чудотворными. В 1661 году один такой список был прислан из Афонского Хилендарского монастыря в дар Патриарху Никону и поставлен в 1663 году в Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре. В 1716 году с этого списка был снят другой список, с тех пор пребывающий в Успенском храме. Существует мнение, согласно которому, именно благодаря заступничеству этой святыни Успенский храм не закрывался даже в самые тяжёлые периоды российской истории и сохранил все свои колокола. В 1812 году Успенский храм был разграблен войсками Наполеона, были сожжены дворы прихода. К 1836 году храм был восстановлен и частично перестроен. На северном фасаде сделали одно полуциркульное окно, появились новые главы и кресты, к колокольне пристроили южный портал. Внутри храма были объединены в один объём четверик, трапезная и пространство придела. Сохранившаяся до настоящего времени ограда храма была построена в начале XIX века. На рубеже XIX—XX веков на главах появились звёзды. Большая часть оформления интерьера храма относится ко второй половине XIX века. Иконостас оформлен в стиле XVII века, в нём сохранились старинные иконы XVII—XVIII веков. В годы Советской власти храм не закрывался. По благословению Святейшего Патриарха Алексия I в 1948 году Успенский храм становится подворьем Болгарской православной церкви. В 1949 году в храме были проведены реставрационные работы.





Храм довольно-таки посещаем, чем даже в раннее воскресное  утру пользуются асоциальные элементы. Наклянчив достаточную сумму, они направляются к ближайшей торговой точке,



после чего предаются "блаженству" в объятиях Морфея у стен некогда известного далеко за пределами Москвы "бара Высоцкого".





Уж коли мы, следуя за церковными попрошайками, очутились на интернационально-радищевской улице, посмотрим вокруг.





Нет уже старинной АЗС у церкви Святителя Николая на Болванове.. (Строительство начато в 1697 году архитектором Осипом Старцевым. Закончено 15 лет спустя в 1712г.)





И перефразируя  одного бывшего таксиста "Новоделы, новоделы, а я маленький такой..."



Вернемся к пересечению Гончарной и пятого Котельнического, к дому Зимина.
Особняк построен в 1911-12 годах по проекту архитектора В.Д. Адамовича. "Характерно московская неоклассическая постройка. Фасад, обращенный к улице, — симметричен, выделен центральным ризалитом с тремя арочными окнами, над которыми размещен гладкий треугольный аттик с круглым слуховым окном. На этом фасаде обращают на себя внимание рельефные композиции медальонов и ваз под боковыми окнами второго этажа. Фасад, выходящий в переулок, также имеет небольшой ризалит, которым акцентирован вход, и длинное окно парадной лестницы. Над входной дверью сохранился красивый металлический зонтик, стилизованный в классических формах."







Взглянув еще разок на Володарку,





сначала по переулку, а потом и "огородами, спустимся на набережную реки Москвы.















Между вторым и первым Котельническими обнаруживаем очередную долгостройку эпохи Юрия Михайловича.



Ранее на этом месте стояла общага "косыгинского" института, куда только ленивый или обремененный многодетной семьей не заскакивал для проведения досуга. А сейчас - ни девчонок, ни строящегося комплекса...





Пока новая бетонно-стеклянная громадина "нулевеециклеет", можно полюбоваться одним из эффектнейших памятников архитектуры московского ампира, построенным в 1822-1824 по проекту О.И.Бове -  Храмом Николы Чудотворца в Котельниках.







От Храма поднимаемся вверх по переулку.



Проходим мимо ворот, вызывающих смутные воспоминания..Ба! Да в этот детский сад я ходил много лет назад...



Напротив видим школу 497, в которую "в первый раз в первый класс" в 1940 году пошла учиться моя мама. В нынешние времена это уже не школа, а нечто с труднопроизносимым названием, да и внешний вид преобразился не знаю в какую сторону...



Со зданием школы соседствует





Палаты середины XVII в., в 1860-1880-е гг. перестроеный в городскую усадьбу инженером Н.Г. Фалеевым.







Эдакий "скворечник" местами.



Из переулка ныряем "проходником"



во дворы,



где можно познакомиться с местными новостями,



познакомиться с архитектурой переходного периода "Руднев-Лужков".









Еще можно убедится, что Вшивая горка действительно горка...



Лестницей возвращаемся на набережную к Мазуринской богадельне, ныне презревшей российский союз промышленников и предпринимателей.



"Николай Алексеевич МАЗУРИН (р. 1823, Москва - ум. 1903, Петербург), один из крупнейших благотворителей, вёл торговую деятельность в Петербурге, петербургский купец 2-ой гильдии. Среди его пожертвований Московскому купеческому обществу на благотворительные нужды был участок земли и 500 тыс. рублей "на устройство и содержание Дома призрения имени семьи Мазуриных на 100 человек, происходящих из московского и купеческого сословий, чисто русского происхождения, православного вероисповедания". Эта богадельня была открыта в 1887 году, теперешний адрес - Гончарная набережная, д. 17."





Оставляем богадельню справа и поднимаемся к задворкам дома Тутолмина, они же двор высотки и низы Афонского подворья, отгородившегося от жизни забором. В конце 60-х никакого асфальта не было, а по зиме  можно было прокатиться на санках



и первый раз в жизни, на ужас родителям, пересечь сплошную и оттормозиться о гранитный парапет набережной...




Дорожка приводит во двор , ныне не имеющий доступа от тутолминского дома (как было раньше, но обзаведшийся памятным знаком.



Когда-то лавочки стояли не только вдоль единственного променада,



а по всему двору. Как было здорово прогулять очередную лекцию в институте и приехать с сокурсниками с юго-запада на Таганку,и, посетив гастроном в высотке, разливая "по сто семьдесят граммов на брата", решать зубодробительную задачку из учебника по термеху... И гастроном уже не тот, и лавочек тех нет - их заменяют стопки DVD дисков сомнительного содержания:



Хорошо, что фонари из детства остались.



Внушает сомнения надпись памятном камне, говорящая о постройке высотки в период с 49 года. Часть здания, обращенная к реке был построена до войны, а уж остальное после, причем руками пленных немцев. До постройки высотки  с горки открывался восхитительный вид на Кремль,



после можно лишь смотреть на бельишко, вывешанное для просушки



и элементы декора здания.







Двором высотки можно пройти по тылам складов "Диафильма,"



расположенных в советское время в церкви Великомученика Никиты  (названной отнюдь не в честь Хрущева и Михалкова)



а попасть на территорию - фига, в отличие от детских времен. Выстроили забор, поставили охранника у ворот
.





Не так стоишь, не так крестишься, не так поклоны отбиваешь. ..Сплошная "поповщина" и православие в исполнении московских священнослужителей и церковных кликуш, нагло попрошайничающих ..



Оставим их приехавшим паломникам-цам и обратим внимание на дом, называемый "лепиловка"





что-бы не было указано на "доске", но дом этом самая старая сохранившаяся постройка на Вшивой..Спросите любого старожила - строился еще при  Борисе Годунове, а по иным сведениям - при Грозном. Все остальное "причесали" в более поздние времена.



Дом стоит на перекрестке Гончарной и Большого Ватина.





по которому мы спускаемся к площади, взлетевшей из-за неполадок в газовой системе зимой 69-го. Тряхонуло тогда здорово: буфет закачался и побил всю посуду ,  я из опрокинувшейся кроватки выпал
на пол..Стекла в витринах "Иллюзиона" повылетали (ах, какой это был кинотеатр - стояли в очередях за билетами на редкие, а главное, зарубежные, фильмы).



Но ничто не напоминает о трагедии многолетней давности..
."Тогда" дед привел в скверик безымянный



откуда открывался вид на поднятую на воздух площадь. Сегодня ни что не напоминает о событиях зимы 69-го...



Может быть, новые местные писатели, обложившись листами писчей бумаги и отчаянно работая пером, пытаются вспомнить былое...



или отписывают официальный документ, желая получить партию сигарет?




А может быть жалуется на неповоротливость строителей?



и снег не крышах?




Пожалуй, на этом месте завершим прогулку по горке, оставив вторжение на территорию дома, построенного купцом-бандюганом Баташевым до следующего раза....








Это будет совсем другая история....






Tags: Володарка
Subscribe

  • Беларусь...Очередное посещение

    В канун непонятного праздника, что отмечается 12 числа в очередной раз мотнулись в Беларусь - здоровье поправить, да и вспомнить давно забытый…

  • Беларусь...Начало июня.

    Мотнулись 3-4 июня в Беларусь...Как-то все меняется,и, как мне показалось, не в лучшую сторону. Первое - бензин. Первый раз за последние лет…

  • Беларусь...

    Аудиослайдшоу. Кинь-дза-дза по-белорусски

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments